Вы отправили работу на проверку эксперту. Укажите номер телефона на него придет СМС
Речевая
напрямую
Литература
5 из 6
Автор : Анастасия
02:28, 17 мая 2018

Как в приведённом фрагменте раскрывается ироническое отношение автора к МАССОЛИТу?

Старинный двухэтажный дом кремового цвета помещался на бульварном кольце в глубине чахлого сада, отделенного от тротуара кольца резною чугунною решеткой. Небольшая площадка перед домом была заасфальтирована, и в зимнее время на ней возвышался сугроб с лопатой, а в летнее время она превращалась в великолепнейшее отделение летнего ресторана под парусиновым тентом.

Дом назывался «домом Грибоедова» на том основании, что будто бы некогда им владела тетка писателя – Александра Сергеевича Грибоедова. Ну владела или не владела – мы того не знаем. Помнится даже, что, кажется, никакой тетки-домовладелицы у Грибоедова не было... Однако дом так называли. Более того, один московский врун рассказывал, что якобы вот во втором этаже, в круглом зале с колоннами, знаменитый писатель читал отрывки из «Горя от ума» этой самой тетке, раскинувшейся на софе, а впрочем, черт его знает, может быть, и читал, не важно это!

А важно то, что в настоящее время владел этим домом тот самый МАССОЛИТ, во главе которого стоял несчастный Михаил Александрович Берлиоз до своего появления на Патриарших прудах.

С легкой руки членов МАССОЛИТа никто не называл дом «домом Грибоедова», а все говорили просто – «Грибоедов»: «Я вчера два часа протолкался у Грибоедова», – «Ну и как?» – «В Ялту на месяц добился». – «Молодец!». Или: «Пойди к Берлиозу, он сегодня от четырех до пяти принимает в Грибоедове...» И так далее.

МАССОЛИТ разместился в Грибоедове так, что лучше и уютнее не придумать. Всякий, входящий в Грибоедова, прежде всего знакомился невольно с извещениями разных спортивных кружков и с групповыми, а также индивидуальными фотографиями членов МАССОЛИТа, которыми (фотографиями) были увешаны стены лестницы, ведущей во второй этаж.

На дверях первой же комнаты в этом верхнем этаже виднелась крупная надпись «Рыбно-дачная секция», и тут же был изображен карась, попавшийся на уду.

На дверях комнаты N 2 было написано что-то не совсем понятное: «Однодневная творческая путевка. Обращаться к М. В. Подложной».

Следующая дверь несла на себе краткую, но уже вовсе непонятную надпись: «Перелыгино». Потом у случайного посетителя Грибоедова начинали разбегаться глаза от надписей, пестревших на ореховых теткиных дверях: «Запись в очередь на бумагу у Поклевкиной», «Касса», «Личные расчеты скетчистов»...

Прорезав длиннейшую очередь, начинавшуюся уже внизу в швейцарской, можно было видеть надпись на двери, в которую ежесекундно ломился народ: «Квартирный вопрос».

За квартирным вопросом открывался роскошный плакат, на котором изображена была скала, а по гребню ее ехал всадник в бурке и с винтовкой за плечами. Пониже – пальмы и балкон, на балконе – сидящий молодой человек с хохолком, глядящий куда-то ввысь очень-очень бойкими глазами и держащий в руке самопишущее перо. Подпись: «Полнообъемные творческие отпуска от двух недель (рассказ-новелла) до одного года (роман, трилогия). Ялта, Суук-Су, Боровое, Цихидзири, Махинджаури, Ленинград (Зимний дворец)». У этой двери также была очередь, но не чрезмерная, человек в полтораста.

Далее следовали, повинуясь прихотливым изгибам, подъемам и спускам Грибоедовского дома, – «Правление МАССОЛИТа», «Кассы N 2, 3, 4, 5», «Редакционная коллегия», «Председатель МАССОЛИТа», «Бильярдная», различные подсобные учреждения, наконец, тот самый зал с колоннадой, где тетка наслаждалась комедией гениального племянника.

Всякий посетитель, если он, конечно, был не вовсе тупицей, попав в Грибоедова, сразу же соображал, насколько хорошо живется счастливцам – членам МАССОЛИТа, и черная зависть начинала немедленно терзать его. И немедленно же он обращал к небу горькие укоризны за то, что оно не наградило его при рождении литературным талантом, без чего, естественно, нечего было и мечтать овладеть членским МАССОЛИТским билетом, коричневым, пахнущим дорогой кожей, с золотой широкой каймой, – известным всей Москве билетом.

Кто скажет что-нибудь в защиту зависти? Это чувство дрянной категории, но все же надо войти и в положение посетителя. Ведь то, что он видел в верхнем этаже, было не все и далеко еще не все. Весь нижний этаж теткиного дома был занят рестораном, и каким рестораном! По справедливости он считался самым лучшим в Москве. И не только потому, что размещался он в двух больших залах со сводчатыми потолками, расписанными лиловыми лошадьми с ассирийскими гривами, не только потому, что на каждом столике помещалась лампа, накрытая шалью, не только потому, что туда не мог проникнуть первый попавшийся человек с улицы, а еще и потому, что качеством своей провизии Грибоедов бил любой ресторан в Москве, как хотел, и что эту провизию отпускали по самой сходной, отнюдь не обременительной цене.

Показать текст целиком

           Ирония – это скрытая насмешка над персонажем или явлением, едва улавливаемая в тексте. Использование данного приёма характерно для прозы двадцатого века, ведь она имела рамки, определённые правящей партией и её лидерами.                                                      
            Рассказывая о МАССОЛИТе, М.А.Булгаков подмечает несколько черт данного объединения, разоблачающих его посетителей. Во-первых, писатель делает акцент на детали интерьера, чтобы указать на сумбурность и неорганизованность деятельности «дома Грибоедова. «Длиннейшие очереди», начинающиеся прямо у входа, двери с непонятными табличками («Перелыгино», «Бильярдная», «Рыбно-дачная секция»), «подъёмы и спуски» – над всем этим усмехается М.А.Булгаков. Очевидно, что в доме писателей вовс

Вы видите только 30% текста.
Подпишитесь, чтобы читать целиком 5000+ сочинений сразу по всем предметам

Доступ будет предоставлен бессрочно.

Критерии
  • 2 из 2К1Соответствие ответа заданию
  • 2 из 2К2Привлечение текста произведения для аргументации
  • 1 из 2К3Логичность и соблюдение речевых норм
  • ИТОГО: 5 из 6
Комментарий эксперта
Роман Борисович Щетинин
1. От­вет со­дер­жа­тель­но со­от­не­сён с по­став­лен­ной за­да­чей и сви­де­тель­ству­ет о по­ни­ма­нии тек­ста при­ве­дён­но­го фраг­мен­та, ав­тор­ская по­зи­ция не ис­ка­же­на.
2. Для ар­гу­мен­та­ции суж­де­ний текст при­вле­ка­ет­ся на уровне ана­ли­за важ­ных для вы­пол­не­ния за­да­ния фраг­мен­тов, об­ра­зов, мик­ро­тем и де­та­лей, фак­ти­че­ские ошиб­ки от­сут­ству­ют.
3. До­пу­ще­на од­на ре­че­вая ошиб­ка.
1 820 093
Уже готовятся к ЕГЭ, ОГЭ и ВПР.
Присоединяйся!
Мы ничего не публикуем от вашего имени
или
Ответьте на пару вопросов
Вы...
Ученик Учитель Родитель