Вы отправили работу на проверку эксперту. Укажите номер телефона на него придет СМС
Фактическая
Странный вывод, потому что на статусное положение в обществе Дома писателей и самих писателей это никак не влияло.
Фактическая
Интерпретация фрагмента искажает авторскую позицию, так как надпись непонятна стороннему посетителю, а самим членам МАССОЛИТа эта надпись была ясна, так как здесь Булгаков намекает на писательские дачи под Москвой в Переделкино.
Литература
1 из 4
Автор : Аноним
00:22, 4 марта 2016

" Как в приведённом фрагменте раскрывается ироничное отношение автора к МАССОЛИТу?"

Старинный двухэтажный дом кремового цвета помещался на бульварном кольце в глубине чахлого сада, отделенного от тротуара кольца резною чугунною решеткой. Небольшая площадка перед домом была заасфальтирована, и в зимнее время на ней возвышался сугроб с лопатой, а в летнее время она превращалась в великолепнейшее отделение летнего ресторана под парусиновым тентом.

Дом назывался "домом Грибоедова" на том основании, что будто бы некогда им владела тетка писателя − Александра Сергеевича Грибоедова. Ну владела или не владела − мы того не знаем. Помнится даже, что, кажется, никакой тетки-домовладелицы у Грибоедова не было… Однако дом так называли. Более того, один московский врун рассказывал, что якобы вот во втором этаже, в круглом зале с колоннами, знаменитый писатель читал отрывки из "Горя от ума»

этой самой тетке, раскинувшейся на софе, а впрочем, черт его знает, может быть, и читал, не важно это!

А важно то, что в настоящее время владел этим домом тот самый МАССОЛИТ, во главе которого стоял несчастный Михаил Александрович Берлиоз до своего появления на Патриарших прудах.

С легкой руки членов МАССОЛИТа никто не называл дом "домом Грибоедова", а все говорили просто − "Грибоедов": "Я вчера два часа протолкался у Грибоедова", − "Ну и как?" − "В Ялту на месяц добился". − "Молодец!".

Или: "Пойди к Берлиозу, он сегодня от четырех до пяти принимает в Грибоедове…" И так далее.

МАССОЛИТ разместился в Грибоедове так, что лучше и уютнее не придумать.

Всякий, входящий в Грибоедова, прежде всего знакомился невольно с извещениями разных спортивных кружков и с групповыми, а также индивидуальными фотографиями членов МАССОЛИТа, которыми (фотографиями) были увешаны стены лестницы, ведущей во второй этаж.

На дверях первой же комнаты в этом верхнем этаже виднелась крупная надпись "Рыбно-дачная секция", и тут же был изображен карась, попавшийся на уду.

На дверях комнаты N 2 было написано что-то не совсем понятное:

"Однодневная творческая путевка. Обращаться к М. В. Подложной".

Следующая дверь несла на себе краткую, но уже вовсе непонятную надпись:

"Перелыгино". Потом у случайного посетителя Грибоедова начинали разбегаться глаза от надписей, пестревших на ореховых теткиных дверях: "Запись в очередь на бумагу у Поклевкиной", "Касса", "Личные расчеты скетчистов"…

Прорезав длиннейшую очередь, начинавшуюся уже внизу в швейцарской, можно было видеть надпись на двери, в которую ежесекундно ломился народ:

"Квартирный вопрос".

За квартирным вопросом открывался роскошный плакат, на котором изображена была скала, а по гребню ее ехал всадник в бурке и с винтовкой за плечами. Пониже − пальмы и балкон, на балконе − сидящий молодой человек с хохолком, глядящий куда-то ввысь очень-очень бойкими глазами и держащий в руке самопишущее перо. Подпись: "Полнообъемные творческие отпуска от двух недель (рассказ-новелла) до одного года (роман, трилогия). Ялта, Суук-Су, Боровое, Цихидзири, Махинджаури, Ленинград (Зимний дворец)". У этой двери также была очередь, но не чрезмерная, человек в полтораста.

Далее следовали, повинуясь прихотливым изгибам, подъемам и спускам Грибоедовского дома, − "Правление МАССОЛИТа", "Кассы N 2, 3, 4, 5", "Редакционная коллегия", "Председатель МАССОЛИТа", "Бильярдная", различные подсобные учреждения, наконец, тот самый зал с колоннадой, где тетка наслаждалась комедией гениального племянника.

Всякий посетитель, если он, конечно, был не вовсе тупицей, попав в Грибоедова, сразу же соображал, насколько хорошо живется счастливцам − членам МАССОЛИТа, и черная зависть начинала немедленно терзать его. И немедленно же он обращал к небу горькие укоризны за то, что оно не наградило его при рождении литературным талантом, без чего, естественно, нечего было и мечтать овладеть членским МАССОЛИТским билетом, коричневым, пахнущим дорогой кожей, с золотой широкой каймой, − известным всей Москве билетом.

Кто скажет что-нибудь в защиту зависти? Это чувство дрянной категории, но все же надо войти и в положение посетителя. Ведь то, что он видел в верхнем этаже, было не все и далеко еще не все. Весь нижний этаж теткиного дома был занят рестораном, и каким рестораном! По справедливости он считался самым лучшим в Москве. И не только потому, что размещался он в двух больших залах со сводчатыми потолками, расписанными лиловыми лошадьми с ассирийскими гривами, не только потому, что на каждом столике помещалась лампа, накрытая шалью, не только потому, что туда не мог проникнуть первый попавшийся человек с улицы, а еще и потому, что качеством своей провизии Грибоедов бил любой ресторан в Москве, как хотел, и что эту провизию отпускали по самой сходной, отнюдь не обременительной цене.

Показать текст целиком

М. А. Булгаков  со всей ясностью изображает дом Грибоедова и его обывателей, используя различные художественно-выразительные средства, помогающие раскрытию авторской позиции. Во-первых, метонимия, которую используют члены МАССОЛИТа ( вместо " дома Грибоедова" они говорили " Грибоедов") в повседневной жизни представлена в  наиболее простейшем контексте, что значительно пониж

Открой безлимитный доступ к 3 000 эссе и читай их в полном объёме

Доступ будет предоставлен на год.

Критерии
  • 1 из 3К1Глубина приводимых суждений и убедительность аргументов
  • 0 из 1К2Следование нормам речи
  • ИТОГО: 1 из 4
Комментарий эксперта
Анна Геннадьевна Маслова
Суть во­про­са по­ня­та, но в от­ве­те нет опо­ры на ав­тор­скую по­зи­цию, от­ве­ча­ю­щий огра­ни­чи­ва­ет­ся соб­ствен­ной точ­кой зре­ния, в от­ве­те до­пу­ще­но 2 фак­ти­че­ские ошиб­ки.
При оцен­ке по пер­во­му кри­те­рию в 1 балл, по вто­ро­му кри­те­рию ста­вит­ся 0 бал­лов.
МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ:
Ос­нов­ным объ­ек­том осме­я­ния в дан­ном фраг­мен­те ста­но­вит­ся не сам дом Гри­бо­едо­ва и не то, что его так на­зы­ва­ют, а то, что про­ис­хо­дит внут­ри это­го до­ма. Иро­нию ав­то­ра вы­зы­ва­ют ин­те­ре­сы пи­са­те­лей, по­свя­ща­ю­щих свое вре­мя не твор­че­ско­му тру­ду, а за­бо­там о раз­лич­ных ма­те­ри­аль­ных бла­гах. Об этом сви­де­тель­ству­ют мно­го­чис­лен­ные "стран­ные" таб­лич­ки на две­рях: "Би­льярд­ная", "Рыб­но-дач­ная сек­ция", "За­пись в оче­редь на бу­ма­гу", "Лич­ные рас­че­ты скет­чи­стов" и пр. Са­мая длин­ная оче­редь сто­ит пе­ред две­рью с над­пи­сью "Квар­тир­ный во­прос". Над­пись: "Пол­но­объ­ем­ные твор­че­ские от­пус­ка от двух недель (рас­сказ-но­вел­ла) до од­но­го го­да (ро­ман, три­ло­гия). Ял­та, Су­ук-Су, Бо­ро­вое, Ци­хид­зи­ри, Ма­хин­джа­у­ри, Ле­нин­град (Зим­ний дво­рец)" - под­чер­ки­ва­ет то, что пи­са­те­ли не столь­ко стре­мят­ся со­здать вы­со­ко­ху­до­же­ствен­ные про­из­ве­де­ния, сколь­ко за­по­лу­чить пу­тев­ку в пре­стиж­ный пи­са­тель­ские са­на­то­рии, об этом же сви­де­тель­ству­ет и упо­ми­на­ние о пи­са­те­ле, хва­ста­ю­щем­ся сво­им успе­хом зна­ко­мо­му: "Я вче­ра два ча­са про­тол­кал­ся у Гри­бо­едо­ва", − "Ну и как?" − "В Ял­ту на ме­сяц до­бил­ся". − "Мо­ло­дец!". Не ме­нее иро­нич­ным вы­гля­дит опи­са­ние ре­сто­ра­на, ку­да мож­но бы­ло по­пасть, толь­ко имея член­ский би­лет МАССОЛИТа. Ока­зы­ва­ет­ся, толь­ко пи­са­те­ли име­ли пра­во пи­тать­ся ка­че­ствен­ны­ми про­дук­та­ми, и при этом по са­мой "необре­ме­ни­тель­ной" цене. Несо­мнен­ная иро­ния улав­ли­ва­ет­ся и при опи­са­нии "чер­ной за­ви­сти", ко­то­рую дол­жен ис­пы­ты­вать к счаст­ли­вым, име­ю­щим все ма­те­ри­аль­ные бла­га, пи­са­те­лям лю­бой по­се­ти­тель до­ма Гри­бо­едо­ва, не на­де­лен­ный при­род­ным ли­те­ра­тур­ны­ми та­лан­том. Изоб­ра­же­ние пи­са­тель­ско­го до­ма в дан­ном фраг­мен­те за­став­ля­ет чи­та­те­ля усо­мнить­ся в том, что все эти тол­пя­щи­е­ся в ко­ри­до­рах и жаж­ду­щие по­пасть в ре­сто­ран оби­та­те­ли До­ма Гри­бо­едо­ва дей­стви­тель­но на­де­ле­ны ли­те­ра­тур­ным та­лан­том и име­ют пра­во на­зы­вать­ся пи­са­те­ля­ми.
1 315 109
Уже готовятся к ЕГЭ и ОГЭ.
Присоединяйся!
Мы ничего не публикуем от вашего имени
или
Ответьте на пару вопросов
Вы...
Ученик Учитель Родитель