Вы отправили работу на проверку эксперту. Укажите номер телефона на него придет СМС
Комментарий к фрагменту
происходиТ
Речевая
паронимы - представляет
Пунктуационная
неоднородные члены, запятая не ставится
Пунктуационная
Запятая перед И
Орфографическая
несобствеННо
Логическая
Это лишнее
Орфографическая
Плач - существительное мужского рода - без мягкого знака (ср.: ночь)
Орфографическая
ОТТОГО - наречие = потому
Грамматическая
Нарушена граница предложения, ставим запятую и продолжаем сложное предложение
Комментарий к фрагменту
АБЗАЦЫ!
Комментарий к фрагменту
оттого
Грамматическая
Местоименное дублирование подлежащего - в предложении уже есть подлежащее - Есенин, поэтому местоимение ОН -лишнее
Грамматическая
необратимого процессА
Пунктуационная
Цитата в кавычках
Речевая
естествЕН
Речевая
предлог В - лишний
Орфографическая
Начало предложения - с заглавной - большой - буквы
Речевая
Выбор слова
Грамматическая
лишнее
Логическая
Зачем ''И'' ?
Логическая
У Вас проблема угасания деревни - неужели лишь память о ней будет препятствовать её угасанию?
Русский язык
11 из 24
Автор : ксения
22:05, 31 мая 2017

«Над окошком месяц. Под окошком ветер. Облетевший тополь серебрист и светел…» — доносится из приемника. И от пальцев ног, рук, от корешков волос, из каждой клеточки тела поднимается к сердцу капелька крови, колет его, наполняет слезами и горьким восторгом, хочется куда-то побежать, обнять кого-нибудь живого, покаяться перед всем миром или забиться в угол и выреветь всю горечь, какая только есть в сердце, и ту, что пребудет еще в нем. 

Голосистые женщины с тихим вздохом ведут и ведут про месяц за окошком, про тальянку, что плачет за околицей, и песнопевиц этих тоже жалко, хочется утешить их, пожалеть, обнадежить. 

Какая очищающая скорбь! 

На дворе нету месяца. На дворе туман. Выдохнулся из земли, заполнил леса, затопил поляны, прикрыл реку — все утопло в нем. Дождливое нынче лето, полегли льны, упала рожь, не растет ячмень, овсы не вышли даже в трубку. И все туманы, туманы. Может, и бывает месяц, но не видно его, и спать на селе ложатся рано. И голоса единого не слышно. Ничего не слышно, ничего не видно, отдалилась песня от села, глохнет жизнь без нее. 

За рекой, в опустевшей деревне живут две старухи, летом врозь, зимой сбегаются в одну избу, чтоб меньше тратилось дров. Они и поныне моются в русских печах, едят картошки, которые варят в одном чугуне и себе, и скотине, ждут лета, чтоб повидаться с детками. Те приезжают серединой лета, к грибам, ягодам, жаркому, загарному солнцу, привозят матерям в сетках оранжевые апельсины с алжирскими наклейками да заграничные обноски. 

А им бы, матерям-то, обувку покрепче, понепромокаемей, мучки бы белой да сахарку — устали они жевать черствый хлеб, и хоть стряпать за войну разучились, сляпали бы чего-нито свеженькое. К магазину им не пробиться — как ударит падера, заметет снегом поля, заторосит реку — зима и вовсе отрежет их от мира. Пробовали на лыжах — падают, стары больно. 

Приезжал к одной бабке сынок из Ленинграда. Зимой отчего-то прибыл, добрел до матери по сугробам, стучит, а она его не пускает — по голосу уж неузнает. 

Я спросил у парня: «Сколько зарабатываешь?» — «Мы, строители, хорошо зарабатываем, меньше двухсот не выходит!» — «Помогаешь ли матери-то?» — «А чЕей помогать-то? У ей пенсия двадцать шесть рэ, да кружева все еще плетет…» 

Плачет тальянка, плачет. 

Только не там, не за рекою, а в моем сердце. И видится мне все в исходном свете, меж летом и осенью, меж вечером и днем. Лошадь вон старая единственная на три полупустых села, без интереса ест траву. Пьяный пастух за околицей по-черному лает заморенных телят; к речке с ведром спускается Анна, молодая годами и старая ликом женщина. 

Двадцать шесть ей было, троих детей имела, а муженек лих на выпивку удался, выпивший — скор на руку. Задрался как-то на семейном празднике, братья навалились, повязали, носом ткнули в подушку и забыли про него — утром хватились: холоден. Так без мужа и вырастила Анна детей. Сыны теперь норовят ей на лето внуков сбыть, на вино денег просят, «куркулихой» называют. А и правда куркулиха — вдвоем с матерью живут в деревне, где прежде было за сорок дворов: коси кругом — не накосишься, сади овощь — не насадишься, кричи людей зимней порой — не докличешься... 

«Дальний плач тальянки, голос одинокий…» 

Отчего же это и почему так мало пели и поют у нас Есенина-то? Самого певучего поэта! Неужто и мертвого все его отторгают локтями? Неужто и в самом деле его страшно пускать к народу? Возьмут русские люди и порвут на себе рубаху, а вместе с нею и сердце разорвут, как мне сейчас впору выскрести его ногтями из тела, из мяса, чтоб больно и боязно было, чтоб отмучиться той мукой, которой не перенес, не пережил поэт, страдающий разом всеми страданиями своего народа и мучаясь за всех людей, за всякую живую тварь недоступной нам всевышней мукой, которую мы часто слышим в себе и потому льнем, тянемся к слову рязанского парня, чтоб еще и еще раз отозвалась, разбередила нашу душу его боль, его всесветная тоска. 

Я часто чувствую его таким себе близким и родным, что и разговариваю с ним во сне, называю братом, младшим братом, грустным братом, и все утешаю, утешаю его… 

А где утешишь? Нету его, сиротинки горемычной. Лишь душа светлая витает над Россией и тревожит, тревожит нас. А нам все объясняют и втолковывают, что он ни в чем не виноват и наш-де он, наш. Уже и сами судьи, определявшие, кто «наш» и «не наш», сделались «не нашими», вычеркнуты из памяти людской, но песнь, звук, грусть поэта навечно с нами, а нам все объясняют и объясняют необъяснимое, непостижимое, потому что он — «не наш» и «не ваш», он — Богово дитя, он Богом и взят на небеса, ибо Богу и самому хорошие и светлые души нужны, вот Он и пропалывает людской огород — глянешь окрест: татарники одни да лопухи, и на опустелой земле горючая трава да дремучие бурьянники прут вверх, трясут красными головами, будто комиссарскими фуражками, кричат о себе, колются, семенем сорным, липучим сорят… 

«За окошком месяц…» Тьма за окошком, пустые села и пустая земля. Слушать здесь Есенина невыносимо. До приторности засахаренную слезу страдальца-поэта вылизывают пошлым языком, пялят расшивную русскую рубаху на кавказский бешмет, а она не лезет на них, рвется, цепляется за бутафорские газыри. 

«Я и сам когда-то пел не уставая: где ты, моя липа, липа вековая?» И в самом деле, где ты, наша липа, липа вековая? Теплый очаг? Месяц? Родина моя, Русь — где ты? 

Лежат окрест туманы, плотно, недвижно, никакой звук не пробивается. Едва‑едва просочился из-за реки блеклым пятнышком свет в деревенском окошке. Живы старушки. Наработались. Ужинают. Вечер еще длится или уже ночь? 

На траве мокро, с листьев капает, фыркает конь в мокром лугу, умолк за деревней трактор. И лежит без конца и края, в лесах и перелесках, среди хлебов и льнов, возле рек и озер, с умолкшей церковью посередине, оплаканная русским певцом Россия. 

Смолкни, военная труба! Уймись, велеречивый оратор! Не кривляйтесь, новомодные ревуны! Выключите магнитофоны и транзисторы, ребята! 

Шапки долой, Россия! 

Есенина поют!

Показать текст целиком

 Почему в современном мире происходи угасание деревни? Именно над этой проблемой размышляет В.П. Астафьев.  Автор предоставляет вниманию читателя размышления своего героя. Рассказчик слышит из приемника, как поют Есенина, и моментально переносится в деревню, однако, это не процветающее, большое село, а зачахшая, опустевшая деревенька, где "живут две старухи" и "лошадь вон старая единственная на три полупустых села". Благодаря несобствено-прямой речи писатель передает чувства героя-рассказчика. Плачь тальянки откликается в сердце повествователя, ему грустно от того, что великая русская деревня, от которой раньше зависела вся страна, сейчас находится в упадке. В финале рассказа автор использует нераспространенное предложение: "Живы старушки" . Тем самым показывая, что еще не умерла культура, не потеряны корни и не забыты традиции великой русской деревни.  

После внимательного прочтения текста авторская позиция становится очевидной: угасание деревни происходит от того, что люди хотят жить в более комфортных и современных условиях, поэтому многие стараются переехать в крупные города. Нельзя не согласиться с позицией автора. Люди, уезжая из деревень, зачастую забывают традиции и культуру. Также происход

Открой безлимитный доступ к 3 000 эссе и читай их в полном объёме

Доступ будет предоставлен на год.

Критерии
  • 1 из 1К1Формулировка проблем исходного текста
  • 2 из 3К2Комментарий к сформулированной проблеме исходного текста
  • 1 из 1К3Отражение позиции автора исходного текста
  • 2 из 3К4Аргументация экзаменуемым собственного мнения по проблеме
  • 0 из 2К5Смысловая цельность, речевая связность и последовательность изложения
  • 0 из 2К6Точность и выразительность речи
  • 1 из 3К7Соблюдение орфографических норм
  • 2 из 3К8Соблюдение пунктуационных норм
  • 0 из 2К9Соблюдение языковых норм
  • 0 из 2К10Соблюдение речевых норм
  • 1 из 1К11Соблюдение этических норм
  • 1 из 1К12Соблюдение фактологической точности в фоновом материале
  • ИТОГО: 11 из 24
Комментарий эксперта
Антонина Дмитриевна Степанова
Ксе­ния, ком­мен­та­рий про­бле­мы её не рас­кры­ва­ет - срав­ни­те его с сфор­му­ли­ро­ван­ной Ва­ми про­бле­мой. Вто­рой ар­гу­мент так­же не под­чи­нён глав­ной идее. Оби­лие раз­лич­ных ти­пов оши­бок весь­ма за­труд­ни­ло про­вер­ку со­чи­не­ния и су­ще­ствен­но сни­зи­ло его ка­че­ство. По­жа­луй­ста, про­ана­ли­зи­руй­те на­ши за­ме­ча­ния и впредь ста­рай­тесь гра­мот­но вы­ра­жать свои мыс­ли. Же­ла­ем Вам успе­хов!
1 194 949
Уже готовятся к ЕГЭ и ОГЭ.
Присоединяйся!
Мы ничего не публикуем от вашего имени
или
Ответьте на пару вопросов
Вы...
Ученик Учитель Родитель