Вы отправили работу на проверку эксперту. Укажите номер телефона на него придет СМС
Речевая
повтор слова
Фактическая
''Тема'' и ''проблема'' - различные понятия
Речевая
О каких навыках идёт речь? Лексическая недостаточность + ЛУЧШЕ - проявить ЧТО? = винительный падеж = навыки
Логическая
Тогда при чём навыки?
Комментарий к фрагменту
Нужно было поставить двоеточие после ''...на успех'' и написать эту цитату, ''автор пишет'' - лишнее
Речевая
в ''своём'' - лишнее, здесь - в тексте
Грамматическая
как будто. Но лучше выразиться по-другому - что значит ''будто ставит вопрос''?!
Грамматическая
Справится ли?
Логическая
Логика?!
Пунктуационная
Нет запятой = ''в качестве''
Речевая
Выбор слова. РЕЧЬ! Прочитайте, ЧТО Вы написали - ''издалека увидев немца'', ... показывает себя профессионалом... Вникнете!!!
Речевая
Это КАК?
Грамматическая
... рисует + винительный падеж
Комментарий к фрагменту
соЛдат
Логическая
Это в каком смысле?
Логическая
Логика?!
Пунктуационная
,может быть, - с обеих сторон в запятых
Комментарий к фрагменту
назначАет
Комментарий к фрагменту
ответсТвенным
Грамматическая
ответственный + ЗА ЧТО?
Комментарий к фрагменту
Старательностью
Речевая
повтор ЛИШЬ
Речевая
Разговорное. Существительное ПАРА употребляется с парными предметами - пара сапог, например
Речевая
... не ВСЕГДА может быть верной...
Речевая
Стиль, не соответствующий сочинению, - научный
Русский язык
13 из 24
Автор : Артем
16:40, 24 июня 2017

Южнее главного удара.

 За год службы в батарее Долговушин переменил множество должностей, нигде не проявив способностей. Попал он в полк случайно, на марше. Дело было ночью. К фронту двигалась артиллерия, обочиной, в пыли, подымая пыль множеством ног, топала пехота. И, как всегда, несколько пехотинцев попросились на пушки, подъехать немного. Среди них был Долговушин. Остальные потом соскочили, а Долговушин уснул. Когда проснулся, пехоты на дороге уже не было. Куда шла его рота, какой её номер — ничего этого он не знал, потому что всего два дня как попал в неё. Так Долговушин и прижился в артиллерийском полку. Вначале его определили к Богачёву во взвод управления катушечным телефонистом. За Днестром, под Яссами, Богачёв всего один раз взял его с собой на передовой наблюдательный пункт, где все простреливалось из пулемётов и где не то что днём, но и ночью-то головы не поднять. Тут Долговушин по глупости постирал с себя все и остался в одной шинели, а под ней — в чем мать родила. Так он и сидел у телефона, запахнувшись, а напарник и бегал и ползал с катушкой по линии, пока его не ранило. На следующий день Богачёв выгнал Долговушина к себе во взвод он подбирал людей, на которых мог положиться в бою, как на себя. И Долговушин попал к огневикам. Безропотный, молчаливо-старательный, все бы хорошо, только уж больно бестолков оказался. Когда выпадало опасное задание, о нем говорили: «Этот не справится». А раз не справится, зачем посылать? И посылали другого. Так Долговушин откочевал в повозочные. Он не просил, его перевели. Может быть, теперь, к концу войны, за неспособностью воевал бы он уже где-нибудь на складе ПФС, но в повозочных суждено было ему попасть под начало старшины Пономарёва. Этот не верил в бестолковость и сразу объяснил свои установки: — В армии так: не знаешь — научат, не хочешь — заставят. — И ещё сказал: — Отсюда тебе путь один: в пехоту. Так и запомни. — Что ж пехота? И в пехоте люди живут, — уныло отвечал Долговушин, больше всего на свете боявшийся снова попасть в пехоту. С тем старшина и начал его воспитывать. Долговушину не стало житья. Вот и сейчас он тащился на НП, под самый обстрел, все ради того же воспитания. Два километра — не велик путь, но к фронту, да ещё под обстрелом… Опасливо косясь на дальние разрывы, он старался не отстать от старшины. Теперь впереди, горбясь, шагал Долговушин, сзади — старшина. Неширокая полоса кукурузы кончилась, и они шли наизволок, отдыхая на ходу: здесь было безопасно. И чем выше взбирались они, тем видней было им оставшееся позади поле боя оно как бы опускалось и становилось плоским по мере того, как они поднимались вверх. Пономарёв оглянулся ещё раз. Немецкие танки расползлись в стороны друг от друга и по-прежнему вели огонь. Плоские разрывы вставали по всему полю, а между ними ползли пехотинцы вcякий раз, когда они подымались перебегать, яростней начинали строчить пулемёты. Чем дальше в тыл, тем несуетливей, уверенней делался Долговушин. Им оставалось миновать открытое пространство, а дальше на гребне опять начиналась кукуруза. Сквозь её реденькую стенку проглядывал засыпанный снегом рыжий отвал траншеи, там перебегали какие-то люди, изредка над бруствером показывалась голова и раздавался выстрел. Ветер был встречный, и пелена слез, застилавшая глаза, мешала рассмотреть хорошенько, что там делается. Но они настолько уже отошли от передовой, так оба сейчас были уверены в своей безопасности, что продолжали идти не тревожась. «Здесь, значит, вторую линию обороны строят», — решил Пономарёв с удовлетворением. А Долговушин поднял вверх сжатые кулаки и, потрясая ими, закричал тем, кто стрелял из траншеи. — Э-ей! Слышь, не балуй! И голос у него был в этот момент не робкий: он знал, что в тылу «баловать» не положено, и в сознании своей правоты, в случае чего, мог и прикрикнуть. Действительно, стрельба прекратилась. Долговушин отвернул на ходу полу шинели, достал кисет и, придерживая его безымянным пальцем и мизинцем, принялся свёртывать папироску. Даже движения у него теперь были степенные. Скрутив папироску, Долговушин повернулся спиной на ветер и, прикуривая, продолжал идти так. До кукурузы оставалось метров пятьдесят, когда на гребень окопа вспрыгнул человек в каске. Расставив короткие ноги, чётко видный на фоне неба, он поднял над головой винтовку, потряс ею и что-то крикнул. — Немцы! — обмер Долговушин. — Я те дам «немцы»! — прикрикнул старшина и погрозил пальцем. Он всю дорогу не столько за противником наблюдал, как за Долговушиным, которого твёрдо решил перевоспитать. И когда тот закричал «немцы», старшина, относившийся к нему подозрительно, не только усмотрел в этом трусость, но ещё и неверие в порядок и разумность, существующие в армии. Однако Долговушин, обычно робевший начальства, на этот раз, не обращая внимания, кинулся бежать назад и влево. — Я те побегу! — кричал ему вслед Пономарёв и пытался расстегнуть кобуру нагана. Долговушин упал, быстро-быстро загребая руками, мелькая подошвами сапог, пополз с термосом на спине. Пули уже вскидывали снег около него. Ничего не понимая, старшина смотрел на эти вскипавшие снежные фонтанчики. Внезапно за Долговушиным, в открывшейся под скатом низине, он увидел санный обоз. На ровном, как замёрзшая река, снежном поле около саней стояли лошади. Другие лошади валялись тут же. От саней веером расходились следы ног и глубокие борозды, оставленные ползшими людьми. Они обрывались внезапно, и в конце каждой из них, где догнала его пуля, лежал ездовой. Только один, уйдя уже далеко, продолжал ползти с кнутом в руке, а по нему сверху безостановочно бил пулемёт. «Немцы в тылу!» — понял Пономарёв. Теперь, если надавят с фронта и пехота начнёт отходить, отсюда, из тыла, из укрытия, немцы встретят её пулемётным огнём. На ровном месте это — уничтожение. — Правей, правей ползи! — закричал он Долговушину. Но тут старшину толкнуло в плечо, он упал и уже нe видел, что произошло с повозочным. Только каблуки Долговушина мелькали впереди, удаляясь. Пономарёв тяжело полз за ним следом и, подымая голову от снега, кричал: — Правей бери, правей! Там скат! Каблуки вильнули влево. «Услышал!» — радостно подумал Пономарёв. Ему наконец удалось вытащить наган. Он обернулся и, целясь, давая Долговушину уйти, выпустил в немцев все семь патронов. Но в раненой руке нe было упора. Потом он опять пополз. Метров шесть ему осталось до кукурузы, не больше, и он уже подумал про себя: «Теперь — жив». Тут кто-то палкой ударил его по голове, по кости. Пономарёв дрогнул, ткнулся лицом в снег, и свет померк. А Долговушин тем временем благополучно спустился под скат. Здесь пули шли поверху. Долговушин отдышался, вынул из-за отворота ушанки «бычок» и, согнувшись, искурил его. Он глотал дым, давясь и обжигаясь, и озирался по сторонам. Наверху уже не стреляли. Там все было кончено. «Правей ползи», — вспомнил Долговушин и усмехнулся с превосходством живого над мёртвым. — Вот те и вышло правей… Он высвободил плечи от лямок, и термос упал в снег. Долговушин отпихнул его ногой. Где ползком, где сгибаясь и перебежками, выбрался он из-под огня, и тот, кто считал, что Долговушин «богом ушибленный», поразился бы сейчас, как толково, применяясь к местности, действует он. Вечером Долговушин пришёл на огневые позиции. Он рассказал, как они отстреливались, как старшину убило на его глазах и он пытался тащить, его мёртвого. Он показал пустой диск автомата. Сидя на земле рядом с кухней, он жадно ел, а повар ложкой вылавливал из черпака мясо и подкладывал ему в котелок. И все сочувственно смотрели на Долговушина. «Вот как нельзя с первого взгляда составлять мнение о людях, — подумал Назаров, которому Долговушин не понравился. — Я его считал человеком себе на уме, а он вот какой, оказывается. Просто я ещё не умею разбираться в людях…» И поскольку в этот день ранило каптёра, Назаров, чувствуя себя виноватым перед Долговушиным, позвонил командиру батареи, и Долговушин занял тихую, хлебную должность каптёра.

Показать текст целиком

В данном тексте советский писатель Г.Я. Бакланов рассматривает проблему оценки человека с первого взгляда. 

Данную тему автор раскрывает на примере солдата Долговушина. Так вышло, что за год своей службы герою никак не удавалось проявить своих навыков. Никто в него не верил, не давал ему и шанса на успех. Автор пишет: "О нем говорили: "Этот не справится". Г.Я. Бакланов в своем рассказе будто ставит вопрос: "Не справится ли?" Он один верит в своего героя и дает ему возможность проявить себя. Так, Долговушин, издалека увидев немца, показывает себя, как настоящий профессионал. Создается впечатление, что Г.Я. Бакланов рисует перед нами нового персонажа, и читателю кажется, что перед ним уже не "безропотный, молчаливый" содат, а уверенный в себе боец. Автор восхищен действиями Долговушина, он пишет: "... тот, кто считал, что Долговушин "Богом ушибленный", поразился бы сейчас, как толково...действует он". Сослуживцы также не остались равнодушными. Поступок Долговушина стал для них жизненным уроком, позволил сделать правильные выводы, по-другому взглянуть на людей.

Так, Г.Я. Бакланов стремится передать мысль о том, что человек зачастую может быть оценен нами неправильно. Ведь

Открой безлимитный доступ к 3 000 эссе и читай их в полном объёме

Доступ будет предоставлен на год.

Критерии
  • 1 из 1К1Формулировка проблем исходного текста
  • 1 из 3К2Комментарий к сформулированной проблеме исходного текста
  • 1 из 1К3Отражение позиции автора исходного текста
  • 3 из 3К4Аргументация экзаменуемым собственного мнения по проблеме
  • 0 из 2К5Смысловая цельность, речевая связность и последовательность изложения
  • 2 из 2К6Точность и выразительность речи
  • 2 из 3К7Соблюдение орфографических норм
  • 2 из 3К8Соблюдение пунктуационных норм
  • 0 из 2К9Соблюдение языковых норм
  • 0 из 2К10Соблюдение речевых норм
  • 1 из 1К11Соблюдение этических норм
  • 0 из 1К12Соблюдение фактологической точности в фоновом материале
  • ИТОГО: 13 из 24
Комментарий эксперта
Антонина Дмитриевна Степанова
Ар­тём, про­чи­тай­те со­чи­не­ние ещё раз, раз­бе­ри­тесь в на­ших за­ме­ча­ни­ях!
Ком­мен­та­рий про­бле­мы по тек­сту тя­го­те­ет к про­сто­му пе­ре­ска­зу и со­дер­жит боль­шое ко­ли­че­ство раз­лич­ных оши­бок. Воз­мож­но, дру­гой экс­перт сни­зит бал­лы за ар­гу­мен­та­цию соб­ствен­но­го мне­ния, но мы это­го не сде­ла­ли...В це­лом струк­ту­ра ра­бо­ты вы­дер­жа­на.
В даль­ней­шем об­ра­щай­те вни­ма­ние на речь и стиль, ста­рай­тесь не про­пус­кать бук­вы в сло­вах. Успе­хов!
1 329 792
Уже готовятся к ЕГЭ и ОГЭ.
Присоединяйся!
Мы ничего не публикуем от вашего имени
или
Ответьте на пару вопросов
Вы...
Ученик Учитель Родитель